Проповедь настоятеля в Прощеное воскресение

Сегодня последний воскресный день перед Великим Постом. Всем известно, что он называется Прощеным Воскресением. Но есть и другое, литургическое название у этого дня : «Воспоминание Адамова изгнания». Об этом говорят нам тексты Триоди Постной — основной книги Великого Поста : « изгнан был Адам из рая из-за пищи, и, сидя прямо перед раем, рыдал и стонал…Увы мне, как пострадал я, окаянный: я не соблюл одной заповеди Владыки и лишился всех благ!». Преподобный Силуян Афонский писал, что Адам плакал потому, что знал Бога и рай, он плакал о потере не рая только, но своего Творца и Создателя, которого он горячо любил. Плакать, как Адам может только тот, кто познал Бога Духом Святым. Наверное, многим христианам знакомо это чувство потери благодати, но в малой степени, а святые ощущали эту потерю сильно, и покаяние их было горячо и непрестанно. Таким образом, в начале поста мы уподобляемся Адаму, который через покаяние стремится вернуть потерянное блаженство. Теперь нам понятно то настроение, та атмосфера Великого Поста, которую протопресвитер Александр Шмеман называет светлой печалью. Надо помнить, что печаль — не тоже самое, что уныние или отчаяние. Печаль может быть и светлой и спасительной. Во втором послании апостола Павла к Коринфянам есть такие слова: «Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть». Святитель Иоанн Златоуст обьясняет, почему печаль ради Бога бывает спасительна: «Только скорбящий о грехах приобретает пользу от скорби, потому что истощает и истребляет грехи. Печаль есть врачевство, приготовленное на этот один случай; поэтому здесь только имеет она силу и оказывает пользу, в других же случаях вредит». И все же — почему печаль, ведь Евангелие есть откровение радости, благой вести? Вспомним, как часто встречается в Евангелии призыв радоваться. Вот, архангел Гавриил обращается к Деве Марии: «радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами». Вот, ангел говорит пастухам Вифлиемским: «я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь». И сам Господь, обращаясь к апостолам, говорит:» но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас» Ин.16.22. Наверное, не может в полной мере испытать радость — подлинную радость, а не суррогат, тот, кому не знакома эта печаль о потерянном рае, кто чувствует себя здесь, на земле вполне комфортно, и не стремится к» мирам иным», кому не знакомо то мучение, о котором писал русский поэт Борис Чичибабин:» но дано вместо счастья мученье таинственной жажды, и прозренье берез, и склоненных небес тишина». И другие строки Чичибабина, которые по смыслу относятся к людя творческим, в полной мере можно отнести и к тем, кто в дни поста, вспоминая праотца Адама, выбирают печаль и скорбь о потерянном рае.

Между печалью и ничем

мы выбрали печаль.

И спросит кто-нибудь «зачем?»,

а кто-то скажет «жаль».

И то ли чернь, а то ли знать,

смеясь, махнет рукой.

А нам не время объяснять

и думать про покой.

Нас в мире горсть на сотни лет,

на тысячу земель,

и в нас не меркнет горний свет,

не сякнет Божий хмель.

Нам – как дышать, – приняв печать

гонений и разлук, –

огнём на искру отвечать

и музыкой – на звук.

И обречённостью кресту,

и горечью питья

мы искупаем суету

и грубость бытия.

Мы оставляем души здесь,

чтоб некогда Господь

простил нам творческую спесь

и ропщущую плоть.

И нам идти, идти, идти,

пока стучат сердца,

и знать, что нету у пути

ни меры, ни конца.

Когда к нам ангелы прильнут,

лаская тишиной,

мы лишь на несколько минут

забудемся душой.

И снова – за листы поэм,

за кисти, за рояль, –

между печалью и ничем

избравшие печаль.

И этот выбор не кажется странным, если понять, что «ничто», о котором говорит поэт — есть самая обычная суета, которой мы предаемся большую часть года, которая отнимает у нас все силы, лишает нас «крыльев». Печаль, пусть даже и светлая — это не навсегда. Надо только пройти через свою пустыню, найти в душе Того, Кого мы потеряли в суете жизни, и встретить Его Воскресшего тридневно, и вновь обрести ту радость, которую не отнимет никто! Верно писал Борис Пастернак, до Воскресения надо дорасти.

Но пройдут такие трое суток

И столкнут в такую пустоту,

Что за этот страшный промежуток

Я до воскресенья дорасту.

Желаю всем поста спасительного и светлого!

протоиерей Андрей Клоков

Похожие новости